ckotinko (ckotinko) wrote,
ckotinko
ckotinko

Category:

Как ковалась античность

    Рассматривая текст о протоукрах и глобусе украины за авторством небезызвестного Обогуева, я наткнулся на замечательную иллюстрацию того, как в наши дни додумывают сказки про античных греков. А выдумывать там - не перевыдумать. Если честно, такого я даже не ожидал.

    В 1872 г. председатель Историко-Географического Института Бразилии получил письмо от некоего Иоакима де Косты, в котором тот сообщал, что его рабы, работая в принадлежащем ему поместье в Поусо Алто, нашли камень (4 обломка) с надписью из 8 строк; прилагалась зарисовка надписи. Надписью занялся один из исследователей бразильского Института, Ладислау Нетто.

    Нетто попытался найти де Коста – но безуспешно. Ни тогда, ни впоследствии не удалось разыскать ни автора письма, ни какой-либо земельной или недвижимой собственности, принадлежащей человеку с таким именем в местечке Пуосо Алто. Не было никогда обнаружено и каких-либо следов камня. Таким образом все, что имеется и когда-либо достоверно имелось – это сомнительного характера письмо неизвестного человека с его рисунком.

    Поскольку никто в Институте не знал языка, на котором была сделана надпись, Нетто (а также заинтересовавшийся делом император Бразилии Педро II) решили отослать изображение французскому ученому Эрнсту Ренану, считавшемуся авторитетом в этих вопросах. Ренан, изучив изображение, ответил им, что надпись – поддельная.

    Тогда Нетто, поразмыслив о том, кто бы мог быть автором подобной мистификации, списался с четырьмя людьми, которые, по его мнению, могли устроить подобный розыгрыш. Почерк в одном из ответов совпал с почерком письма “де Косты”, что убедило Нетто в том, что вся история – розыгрыш. Об этом он написал Ренану. “Дело о бразильском камне” было закрыто; и оставалось в забвении почти век.

    Однако в 1968 г. надписью заинтересовался Cyrus Gordon, исследователь средиземноморской древности из Brandeis University (не будучи просвещен в этой области, не могу ничего про репутацию Гордона сказать; он был там председателем кафедры средиземноморской античности, однако Brandeis University не принадлежит к числу заведений особо известных гуманитарными исследованиями, так что это не говорит о многом).

    По совпадению, Гордон интересовался не только древней средневосточной письменностью, но также и вопросом о том, кто первым открыл Америку (в указанной Репетько статье о “бразильском камне” приводится ссылка на статью под заглавием “Семиты были первыми в Америке?” в том же Science Digest, за янв. 1972; от чтения о семитах я уклонился).

    Гордон предположил, что финикийская экспедиция, отправясь с острова Эзион (около Синая), пройдя через Красное море и Индийский океан, обогнув мыс Доброй Надежды (т.е. Африку с юга), направилась через Атлантику к берегам Бразилии. (Через Средиземное море, считает Гордон, финикийцы тогда плыть не могли, ибо западное средиземноморье контролировалось в то время Карфагеном, состоявшим в недружественных отношениях с правившей финикийцами Персидской Империей.)

    Гордон считает, что текст – не поддельный, т.к. в нем отражаются такие особенности ханаанского наречия и финикийские выражения (как то: “рука Ваала”), которые сто лет назад еще не были известны ученым и были установлены лишь исследованиями в XX веке.

    Некторые исследователи соглашаются с Гордоном. Другие не согласны с ним и указывают, что текст, якобы списанный с камня, представляет смесь классического финикийского языка, новопунического и иврита; и является компилятивной подделкой.

    На это сторонники Гордона возражают, что моряки могли происходить из местности, где говорили на таком ханаанском наречии, которое больше походило на иврит, нежели на финикийский язык. Словом, среди ученых нет единого мнения о возможной достоверности надписи. Перевод надписи, предложенный Гордоном, звучит:

    “Мы – сыны Ханаана из царственного града Сидона. Торговля привела нас на этот дальний брег, в землю гор. Мы пожертвовали младость богам и богиням в 19-й год [правления] нашего могущественного царя Хирама. На десяти кораблях мы отправились в плавание из Эзиона через Красное море и были в пути два года, [плывя] вдоль земли, принадлежащей Хаму [Африки], но были унесены штормом [налетевшим] из руки Ваала [т.е. “судьбы”, “участи”] и оторваны от наших спутников. Мы, двенадцать мужчин и три женщины, прибыли на этот берег, которым командую я, Адмирал. Да будут милостливы к нам боги и богини!”

    Особенности употребленного языка, считает Гордон, заставляют при датировке текста предположить, что речь идет о Хираме III-м, правившем в Тире и Сидоне в 553-533 до Р.Х. Перевод может допускать разночтения, т.к. финикийцы не употребляли букв для обозначения гласных звуков, а только согласные, потому возможны варианты; сам Гордон предложил несколько слегка отличающихся версий перевода.

    Первую по времени версию он опубликовал в журнале Orientalia в 1968 г. Все это сообщается в статье Science Digest за апрель 1973 г.

    Не слышу я криков "фоменко! фоменко!". Не шуршат ворохами результатов радиоуглеродных анализов "историки", спеша опровергнуть сказки. Ибо "особенности употребленного языка", а не хуй собачий, непреодолимой революционной силой "заставляют при датировке текста предположить что речь идет о Хираме III-м". А финикийцы, в силу вышеозначенно революционной силы, были готовы ибашить на своих судёнышках хоть вокруг антарктиды, лишь бы попасть в америку.

ЗЫ: бедные украинцы, если честно. протоукры убегут себе обратно в канады, а украинцам после них жить на выжженой земле.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments