ckotinko (ckotinko) wrote,
ckotinko
ckotinko

Categories:

Жизнь замечательных людей: академик Марр

     Так уж получилось, что меня случайно обдали потоком настоящей хардкорной традиционной истории:

     А у нас тепторы есть, по которым каждый чеченец знает минимум 14 -15 своих прапрадедов. По нашим правилам каждый должен наизусть знать минимум своих 7-х предков, кто они были и чем занимались... А Вы как еврей знаете своих предков. Я уверена, что не каждый русский вспомнит даже своего деда, который, наверное, сгнил в доме престарелых... Тептор - родословная клановая книга, которой до сих пор непонятно сколько лет. В самом начале даже не понятно, на каком языке она написана...

     Российские ученые десятки лет очень старательно пытались добраться до этих книг. Есть кто и жестоко добрался, после чего эти книги бесследно пропали. Теперь все знают, что они хранятся под большим секретом у семей, даже точно никто и не знает у каких, чтобы не дай Бог, кто-нибудь по дурости или умышленно не выдал...

     Как бы не пытались нам вдалбливать, что мы совсем молодая нация, что якобы у нас даже своего шрифта нет, что мы никто, все-равно не получается. Даже армяне стали открыто говорить, что к цивилизации Урарту никакого отношения к армянам не имеет, зато имеет прямое отношение к чеченцам. Древний язык Урарту - чеченский, это даже доказал профессор Марр, еврей по национальности...

     Вот так-то. Ну есть у людей древние книги - жалко что ли, их у кого только нет. Вон ватиканские монахи сколько книг пооткрывали - древних-предревних. А какие прекрасные у древних были книги! Хоть тот же Codex Argenti взять - памятник готского письма,написанный серебром на пурпурном пергаменте с золотыми заглавными буквами! это ж сразу очевидно, что такую древность нельзя подделать, любому историку ясно что это - VI век н.э..

     Только позорные фоменковцы могут опошлить эти стройные построения, сказав что азотнокислое серебро впервые получено и исследованно Иоганном Глаубером в 1648-1660 годах, и только поэтому Кодекс Аргенти был «обнаружен» именно в 1665 году монахом Ф.Джуниусом в Верденском аббатстве под Кельном,посколько начать его изготовление могли не ранее открытия чернил, которыми он собственно и написан.

     Ладно, пусть будут книги. Заинтересовало меня однако, другое: кто же он - этот профессор Марр, разоблачитель фоменковцев, мыслью пронзающий тьму веков аки пальцем жёппу, светом мысли озаряющий прошлое, и являющий нам Научные Знания о том далёком прошлом, и, наконец, просто Еврей. Узнав об этом, я, видимо, должен был немедленно отбросить все сомнения, как это велит религия, и, положив руку на сердце, громко сказать: "да, я ему верю!". Но увы. В маленьком северном поселке, где родились и жили Скотинки, не было раввина, который бы установил мне в мозг лицензионную прошивку. Вместо этого Скотинка ходила в простую Советскую Школу, с Советскими Учителями, и потому выросла циничной и обиженной на Советскую Науку. Поэтому Скотинка пошла и зафтыкала на биографию сего Титана Мысли.

    

     Марр этот, если кто не в курсе - матёрый кавказовед. Академик жыл и творил в начале ХХ века. В 1902 в Иерусалиме Марр ВНЕЗАПНО находит Георгия Мерчули «Житиё Григория Хандзтели». Написанная в 951м году, она живым и колоритным языком повествует о том, как народ страдал, феодалы бесчинствовали, а иноки молились. Надо сказать, что в этой находке нет ничего необычного, поддельные древние документы(например "Ответы новгородских жрецов", записанные рунами или костыль Ивана Грозного) в российской империи научились массово и качественно производить сразу, как только на них появился спрос:

     Петербуржец Александр Иванович Сулакадзев изготавливал фальшивки не для заработка. Мотивация была вполне романтической: он хотел ввести в научный оборот рукописи, на основе которых можно было бы ответить на вопросы, не дающие покоя историкам. В те годы многочисленные любители старины предпринимали массу усилий, чтобы найти тексты, в которых бы рассказывалось о древнейшей истории славян. Но поиски были тщетными.

<...>

     Фальшивки Сулакадзева вызывали живой интерес не только у современников. В 1901 году была обнаружена его рукопись «О воздушном летании в России с 906 лета по Рождестве Христовом». Это произведение представляет собой свод встречающихся в древнерусских текстах упоминаний о попытках строительства летательных аппаратов. Причем первым русским воздухоплавателем оказывается Тугарин Змеевич — ближайший родственник Змея Горыныча.

<...>

     С именем этого коллекционера связывают появление еще одной знаменитой фальшивки — Велесовой книги, текст которой публиковали в 50 — 70-е годы XX века. В 1919 году некий полковник белой армии обнаружил в разоренной помещичьей усадьбе деревянные дощечки с непонятными знаками. Позже с ними ознакомился историк-дилетант Миролюбов, он же переписал, расшифровал и издал текст. Собственно, как были обнаружены таинственные дощечки, мы знаем только из публикаций Миролюбова. Кроме него их никто не видел, и не исключено, что вся эта история — вымысел.

     Коли уж потомки грузинских князей не поскупились на то, чтоб одарить русских тысячелетней историей воздухоплавания на змеях-горынычах, то что уж тут говорить про грузинскую историю... Но мы отвлеклись. Через шесть лет после "открытия", теперь уже профессор Марр изверг из себя «новое учение о языке», или «яфетическую теорию», которую изобретал в поте лица с 1880го года:

     В самом начале научной деятельности, в 1880-е годы, Марр заинтересовался вопросами генетической связи языков Кавказа (в частности, картвельских, к которым относятся и лазский, и его родной грузинский) и выдвинул ряд гипотез о родстве их с семитскими и баскским (публикация о семитско-картвельских связях — 1908). Общим ярлыком для предполагаемой языковой семьи стал введённый Марром термин «яфетические языки», по имени Иафета, сына Ноя;

     Про баскский язык педикикия пишет, что "генетические связи языка не установлены, однако баскский традиционно включается учёными в состав так называемых средиземноморских языков". Казалось бы - хренли тут думать, вон историки что пишут. Но увы, фоменковщина не даёт Науке сделать шаг вперёд, сбросить путы предрассудков, и ясным взглядом увидеть родство басков и грузин, вместе плывущих по античным волнам на триремах с таранами.

     С семитскими языками я не до конца понял: в их группу входят эфиопские диалекты и арабский язык. Иврит же входит в группу иезуитских языков, и не старше 17го века. Все "древние" книги на иврите датируются с опорой или напрямую, или через несколько таких же "древних" текстов на единственный "папирус Нэша", который датируется на основе честного слова этого купившего этот папирус "археолога".

     За подобные гонки неграмотного, но очень нахального самородка из российской глубинки приличные люди, естественно, стибали:

     Отсутствие лингвистического образования (в то время строго отделённого от востоковедческого) мешало(!!!!) Марру научно проверять свои априорные гипотезы и ничем не ограничивало его фантазию. Выучив большое число языков на практическом уровне, сколько-либо полно он владел данными об истории только картвельских языков и абхазского; хорошо изученная к тому времени история индоевропейских и тюркских языков фактически игнорировалась им.

<...>

     Несоответствие ранних гипотез Марра накопленным к тому времени данным сравнительно-исторического языкознания (ещё в 1894 во время поездки Марра во Францию его гипотезы резко критиковал Антуан Мейе) привело его к мысли о несостоятельности самой сравнительно-исторической теории и — шире — современного ему западноевропейского языкознания; эти идеи окрепли и усилились у него после революции.

     Так, под гнётом отсталой европейской науки, Марр проникся наукой передовой - коммунистической. Наступила революция, то прекрасное и романтическое время, когда ведущие коммунистические учёные, разгромив и уничтожив не то что царскую науку - царское начальное образование(1,2,3), ебли африканских обезьян, организовывали институты крови, в которых изучали "физиологический коллективизм"(проще говоря - пили кровь). В общем, оттягивались по полной. В коммунистическом угаре Марру начал повсюду мерещиться грузинский язык, он начал бредить, и в конце концов окончательно ёбнулся:

     в 1920-е годы Марр уже фактически в любом языке, с которым знакомился, — от чувашского до кабильского — обнаруживал «яфетический элемент».

<...>

     В созданном им «новом учении о языке» («яфетической теории»), с которым он выступил в ноябре 1923 года, явно преобладают совершенно ненаучные, непроверяемые утверждения, такие, как происхождение всех языков от «четырёх элементов», идея «яфетических языков» как некой не генетической, а социально-классовой общности и т. п. Среди этих идей, изложенных сбивчиво и непоследовательно, с рядом крайне тёмных пассажей, крайне сложно, хотя и возможно, выделить некоторые здравые утверждения.

<...>

     некоторые современники, от Н. С. Трубецкого до И. М. Дьяконова, и исследователи допускают, что Марр в 1920-е годы психически заболел; ряд невротических странностей в его поведении отмечался ещё в бытность учеником кутаисской гимназии

     Еще психобольной академик ездил раскапывать древнюю армянскую столицу "Ани". Как это принято у традиков, "материалы экспедиции" безвозвратно утеряны, и традики предлагают довольствоваться "копиями":

     Внёс большой вклад в историю, археологию и этнографию Грузии и Армении, опубликовав много древнегрузинских и древнеармянских текстов и надписей, проведя раскопки ряда древних городов и монастырей Кавказа (основные его работы проведены на протяжении нескольких десятилетий в древнем городе Ани; материалы экспедиции в большинстве утрачены в 1917—1918 гг., поэтому анийские публикации Марра получили значение первоисточника). Значение его работ в этой области сохраняется до настоящего времени и никогда не ставилось под сомнение.

     Весь бред психобольного неграмотного шарлатана Марра получил статус единтсвенно-правильного языкознания и никогда не ставился под сомнение, потому что это - Наука, а с похабной и вредительской фоменковщиной в СССР велась беспощадная борьба:

     Незадолго до вступления в партию Марр выступал с речью от учёных на XVI съезде ВКП (б), непосредственно после речи Сталина (который включил в свой доклад ряд положений Марра). Теория Марра в конце 1920-х годов получила официальную поддержку и до 1950 года пропагандировалась как «подлинно марксистское» языкознание, а критики её подвергались систематическим проработкам и даже репрессиям, что сильно затормозило развитие лингвистики в СССР.

<...>

     В публикациях марристов этого периода его всё чаще называют «великим» и «гениальным», он получает много почётных званий, вплоть до звания «почётного краснофлотца».

     Разве можно после всего вышесказанного критиковать традиционную науку? Её же творили "великие" и "гениальные"!

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment